Не бигосом единым
95 members
13 photos
1 video
Обо всем что взбредёт в голову и выльется из душевного состояния. Но в основном о Польше, конечно.

Гид в Гданьске @thereinpoland
Download Telegram
to view and join the conversation
Медики не помогли. Молитвы тоже. Павел Адамович умер.
Реквием по Адамовичу

Сегодня день его погребения и ​​национальный траур.

Павел Адамович родился в Гданьске 2 ноября 1965 года. Его родители Тереза и Ришард переехали сюда в 1946 году. У него была русскоязычная бабушка, родом из Беларуси, и бабушка с дедушкой, родина которых находилась на землях современной Литвы.

Он принадлежал к поколению, в чью обязательную школьного программу входил русский язык. Это было время коммунистического строя, а борьба за демократию еще только набирала обороты. Политика власти того времени сталкивалась с нежеланием со стороны учащихся и их родителей подчиняться. Особенно в Гданьске, где большинство семей прошли тяжелые испытания ссылкой и политикой СССР в отношении Польши.

Удивительно, но в своём блоге на Эхо Москвы (представляете, он вёл блог на русском!) Павел Адамович написал: «В классе я был своего рода исключением. Что ж, изучение русского языка приносило мне удовольствие. Происхожу я из интеллигентной семьи, которая, хоть и имела антисоветские взгляды, ценила и любила культуру России и русских. Именно родители научили меня отделять действия власти от общества и русского народа, ценить великую культуру этой страны.»

Адамович вырос в Гданьске и с юных лет занимался политикой. Изучал право в Гданьском университете, где и стал членом студенческого движения. В 80-х поддержал демократическую оппозицию в Польше, вступил в ряды партии «Солидарность», был одним из организаторов забастовки 1988 года и стал председателем забастовочного комитета.

C 1990 по 1993 годы работал проректором Гданьского университета.

В 1990 году был избран членом городского совета в Гданьске и занимал эту должность до 1998 года. В этом же году был избран президентом Гданьска. А в 2002 году переизбран с 72% голосов. С тех пор он неизменно правил городом и должен был продолжать до 2023 года.

Гнусно, что нападение произошло во время ежегодного концерта «Большого оркестра праздничной помощи» — крупнейшей благотворительной акции в стране. На ней волонтеры собирают средства на медицинское оборудование для детей и других слабозащищенных категорий граждан. В этом году собрали почти 100 млн. злотых.

Адамовича многие любили. Он был горячо предан своей семье и городу. У него остались жена Магдалена Абрамска, профессор права Гданьского университета, и две дочери — пятнадцатилетняя Антонина и восьмилетняя Тереза.
Оскар и Польша

Холодная война режиссёра Павла Павликовского — история настоящей любви. Политика, превратности судьбы, собственные недостатки — ничто не в силах её погасить. У фильма было три номинации на Оскар-2019: лучший иностранный фильм, лучшая режиссура и лучшая операторская работа. Но премии достались другим. Зеленой книге и Роме.

За всю историю самой престижной кинопремии польские фильмы номинировались одиннадцать раз. Статуэтку, в 2015, получил лишь один — Ида Павла Павликовского. Картина об идентичности, самоопределении, встрече двух противоположностей и выборе своего жизненного пути.

Вот хронологический список всех остальных претендентов. Если любите проникновенное кино, дайте им шанс:

1963 — Нож в воде. Дебют Романа Поланского. В социалистической Польше принят холодно, а на иностранных кинофестивалях пользовался успехом.

1966 — Фараон Ежи Кавалеровича. Масштабная экранизация романа Болеслава Пруса, к которой режиссёр готовился четыре года.

1974 — Потоп Ежи Гофмана. В номинацию попал случайно, но кино зрелищное, с красивыми актёрами и реальными историческими событиями.

1975 — Земля обетованная Анджея Вайды. Шедевр, снятый по роману Владислава Реймонта. Считается одним из важнейших достижений польского кинематографа.

1976 — Ночи и дни Ежи Антчака. Четыре с половиной часа переживаний и переосмыслений прожитых лет пожилой женщиной.

1979 — Барышни из Вилько Анджея Вайды. Психологическая драма с сюжетом времён предвоенной Польши.

1981 — Человек из железа Анджея Вайды. Исторический фильм о людях, борющихся с системой во время забастовок «Солидарности».

2007 — Катынь Анджея Вайды. Истории военнопленных, расстрелянных НКВД в лесах под Смоленском, рассказанные их вдовами.

2011 — Во мраке Агнешки Холланд. Историческая драма о канализационщике и мелком воришке, которые помогали спастись группе евреев в оккупированном Львове.
На воскресной мессе я была дважды. Происходящее там удивило:

1. Славящие Христа прошлись по рядам, собирая пожертвования. Попробуй не дай, когда тебе корзинкой в лицо тычут.

2. После проповеди битком заполненный костел дружно припал на колени. Одна я боком-боком добрела до выхода. И даже там, видимо считавшие себя недостойными зайти внутрь, стояли на коленях.

3. А сегодня вообще круть. Вместо священнослужителя выступала обычная женщина. Рассказывала о своей непростой жизни, в которой красной нитью тянется путь к Богу. Через костёл, естественно.
Проводила велоэкскурсию молодой паре из Берлина. Она журналист. Он молчалив, поэтому даже не знаю кто.

Девушка невероятно общительная, так что наравне с моими рассказами о Гданьске, получила кучу ответных сведений о Берлине.

Удивили её сравнения:

— Гданьск очень чистый город, не то что Берлин. Там якобы мусор валяется повсюду. В городском парке пруд завален пластиковыми бутылками.

— На прилавках польских супермаркетов товары аккуратно расставлены и опять же чисто. А в берлинских хаос и грязь.

— В Гданьске везде, где паре доводилось питаться, было невероятно вкусно. А в Берлине нужно знать куда идти, чтобы не наесться гадости за гораздо бóльшие деньги.

— В Гданьске больше шансов застать свои велосипед там, где припарковал. В Берлине процветает угон.

— Люди здесь гораздо более приветливые, а там все немножко снобы.

— В Гданьске почти везде велодорожки, в Берлине мало где.

— Польские девушки красивы и ухожены. Для немок макияж, маникюр и женственный аутфит чересчур.

Хоть бойфренд юной фрейлейн и держал свое мнение при себе, что-то мне подсказывает взглядов её целиком и полностью он не разделят.

От себя добавлю, было время мне приходилось часто бывать в Берлине и несмотря на захватывающие впечатления от всего нового, всегда испытывала радость возвращаясь на польскую землю.
День Победы

День Победы в сегодняшней Польше почти не заметен. С улиц исчезли многочисленные бело-красные флаги, с гордостью вывешенные по случаю Дня флага 2 мая и Дня Конституции 3 мая.

Мнение поляков об итогах Второй Мировой войны редко совпадает с российским. Борьба за справедливость, какой она предстаёт в польском сознании продолжается по сей день и на государственном уровне.

Блекнут страницы истории, в которых Красная Армия внесла решающий вклад в разгром нацистской Германии и освободила Польшу. На первый план встаёт экономическая и политическая оккупация Польши Советским Союзом. Одна оккупация сменила другую.

Прикоснувшись к истории Польши, в частности Гданьска меня терзают противоречия. С одной стороны я воспитана в духе великого подвига и громадных жертв тех, кто подарил нам мир и возможность прожить жизнь счастливыми. Школьницей я плакала над Повестью о настоящем человеке и покрывалась мурашками от Дня Победы, Темной ночи и других военных песен.

С другой, в Польше я увидела иной взгляд. Например поляков, которые тепло относятся к России, но помнят рассказы бабушек, как немецкие солдаты забирали продовольствие по необходимости, но оставляли хоть что-то. Советский же солдат обирал подчистую, не заботясь умрет ли кто-то после этого с голоду. Или же жуткие истории с массовыми изнасилованиями в Гданьске и по всей Померании. Понятно, что возможность безнаказанного насилия над побеждёнными рассматривается как один из военных трофеев, но вникая в подробности и личные истории пострадавших, а их здесь было около двухсот тысяч, ужас и стыд затмевают знакомый с детства образ доблестного советского воина. Здесь его помнят другим. Например таким: две руки увиты награбленными часами и нетерпеливо перетаптывающимся в очереди на несчастную жертву, молившей даже не о пощаде, а о смерти. Или же того хуже — нагрянувшим в роддом.

Война — катастрофа. В ней всегда кто-то неправ. Всегда есть пострадавшие и жаждущие отомстить. Последствия тянутся из поколения в поколение и приводят к новым конфликтам и войнам. Ненависть мутит разум и убивает здравый смысл. Может стоит, наконец, пойти другим путём?

С Днём Победы!
Топ-10 кафе-мороженных Гданьска

В Польше тренд на натуральное или как его ещё называют ремесленное мороженое. Ваш разведчик протестировал если не все, то многие и выбрал самые культовые и вкусовзрывательные.

1. Lodziarnia Miś
Дословно кафе-мороженное Медведь. С 1962 в рецептах и способе приготовления мало что изменилось. Фирменный знак — вафелька в виде медвежонка. Открыто с мая по конец сентября.

2. Znane smaki
Их фишка — неизменные девять вкусов. Интерьер, само мороженное, работники возвращают в социалистическое прошлое. Один шарик стоит 2,5 злотых. Ниже цены не встречала. Открыто только в сезон.

3. Eskimo
Колоритное заведение, расположенное в подвале. Если быть краткой — back in USSR. Не удивительно, ведь оно одно из старейших в Гданьске. Работает с 1947 года и все время есть толпы поклонников.

4. Kwasniak lody
Семейный бизнес с 1954 года. В ассортименте более 70 вкусов, подаваемых взаимозаменяемо. Это второе подразделение. Первое в Гдыне.

Теперь современные:

5. Paulo Gelateria
Сознаюсь, мое любимое. Если есть то только его или не есть вообще. Мало того что вкусы уникальные — молочный шоколад с грибами, белый шоколад с беконом, горганзолла с грушей, в других местах такого не встретишь, так ещё и горячий шоколад в вафлю добавляют. Устоять невозможно. Меню каждый день разное.

6. Słony Karmel
И здесь дают волю творчеству. Могут подать такой редкий вкус, как абрикос с морковью и ромашкой или дыня с соленым миндалем. Но их специализация соответсвует названию — солёная карамель.

7. Miło Mi
Второе мое любимое. По слухам, у них лучшее фисташковое мороженое в городе. А ещё офигенное — бельгийский шоколад.

8. Tomasz Deker
Известный в наших краях кондитер, который помимо потрясающего хлеба, выпечки и десертов, готовит мороженное под брендом Spoon. Много вкусов со спиртными напитками: просекко, апероль, джин, ром. А ещё он поставляет веганское мороженное для кафе Faloviec и пивное для Kozlovna Zlota Brama.

9. Mamma Mia
Для тех кто живет близ района Жабянка или прогуливается у пирса в Сопоте. Мне понравилось лавандовое. Ещё хвалят вкусы чёрный чай, фисташковое с сушёной малиной или их фишка экзотический джекфрут.

10. Altana Smakow
Место в самом центре. Мороженое накладывают шпателем. Порция весит не менее 65 г и стоит 5 злотых. Ассортимент на любой вкус.
Моя первая правдивая Вигилия

Меня пригласила польская семья, собравшаяся вместе ради поистине семейного торжества.

Я вызвалась внести свой вклад и принести уместные для этого события блюда. Учитывая, что стол в этот вечер постный, я приготовила российское новогоднее блюдо — селёдку под шубой. По-польски śledź pod pierzynką, т.е. под одеялом или даже пуховиком. Забавно, правда? А на десерт заморочились с первым в жизни Киевским тортом. Стоит заметить, что для неопытного кондитера, торт вышел неплохо и произвёл хорошее впечатление. Его вкушали вдумчиво, пытаясь распознать что же такого в его составе. Впрочем как и сельдь под шубой. Для поляков это оказалось в новинку, как внешне, так и по вкусу.

Возвращаясь к Вигилии, скажу что перед началом застолья, всем раздали по облатку — тонкому листку хрустящего пресного теста, напоминающего плотный лист бумаги. Им предстояло поделиться со всеми присутствующими поочерёдно. Каждый отрывал небольшой кусочек от моего и желал здоровья, счастья, любви и всего наилучшего. Я, в свою очередь, проделывала то же самое и произносила свои пожелания. Все это происходило под фоном звучащие рождественские песнопения, именуемые колендами.

После обряда, все уселись за празднично накрытый стол, подсвеченный мягким светом шести свечей. Первое блюдо — суп. На выбор предлагался борщ с ушками, либо рассол — куриный бульон с длиной вермишелью. Затем черёд жареной в панировке рыбы — карпа и осетра. Сельди на любой вкус: по-скандинавски, с изюмом и яблоками, в горчичном соусе, в сметане с луком и яблоками, ну и моя под шубой. Был паштет из белой фасоли, треска по-гречески, продолговатые пирожки с капустой и грибами, кутья — пшеница с маком и сухофруктами и кажется что-то ещё. Из напитков белое вино. У детей простая вода. Чуть позже подали вигилийный компот — концентрированный напиток из сухофруктов.

Застолье поставили на паузу, а детей собрали в отдельной комнате, петь уже упомянутые коленды. Оказалось, это отвлекающий манёвр. Когда все вернусь в гостиную, то пространство под елкой было усеяно таким количеством подарков, что яблоку упасть было бы негде. Каждый упакован в подарочную бумагу на которой чёрным маркером выведено имя получателя. Какого же было мое удивление, когда обнаружилось два подарка для Kasia, т.е. меня. В одном скрывался диск джазового саксофониста польского происхождения Яна Гарбарека, а в другой книга о самом труднопроизносимом районе Гданьска — Вжещ. Хм.. Микалай явно знал о моих увлечениях.

На десерт ничего покупного, все приготовлено кем-то из собравшихся. Мой торт занял почётное место. Но были и изумительного вкуса маковец, конвертики с джемом из черноплодной рябины и все та же кутья. К белому вину добавились опциональные чай или кофе.

Я была единственным не членом семьи, а по совместительству ещё и иностранкой. Приём был радушный. Много разговаривали о еде и способах ее приготовления. Старшее поколение вспоминало былые времена с живым карпом до часа икс томившегося в ванной, изучение русского в школах, дефиците товаров и трудностях выезда за границу. Мне посчастливилось познакомиться с работником костела Святого Яна, одного из моих любимых в Гданьске и договориться о проведении мне в нём персональной экскурсии.

За час до полуночи я откланялась и по полупустынным улицам побрела домой, неся в себе ощущение уюта и необычно проведённого времени.
Ещё недавно коронавирус казался тревожным слухом, а теперь словно объевшись анаболиками возрос до планетарного масштаба.

В Польше спираль страха начала раскручиваться после того, как правительство сообщило о закрытии до 25 марта учебных заведений, кинотеатров, музеев и других культурных объектов. Отменили массовые мероприятия.

Водители общественного транспорта перестали продавать билеты, службы доставки вручать товар из рук в руки, сфера обслуживания одела одноразовые перчатки. Магазины обзавелись плакатами, призывающими расплачиваться картами, а не наличными. В популярной на районном Гданьском рынке точке с сырами, в которой обычно народу битком, установили вход по три человека.

Многие, готовясь к худшему, сделали запасы на недели вперёд. Опустошены полки с крупами, макаронами, консервами, мукой, мясом, картошкой. Люди закупились бутилированной водой, туалетной бумагой и бумажными полотенцами.

В аптеках, где технически это возможно, товар отпускают через дежурное окошко, чтобы очередь оставалась на улице.

В Польше верят, что карантин поможет стабилизировать ситуацию по распространению вируса. Вчера закрыли границы на въезд иностранцев и впускают лишь граждан и обладателей видов на жительство. Прибывшим предстоит пройти 14-дневный домашний карантин, который, как пишут медиа, будет ежедневно проверяться полицейскими.

Госпитали обустроили спецбоксы и койки. Медперсонал обязали приходить на работу с запасом личных средв и одежды — в случае появления инфицированного коронавирусом, их ожидает двухнедельная изоляция. Госучреждения сократили рабочие часы, частные компании, где есть такая возможность, отправили сотрудников на удаленную работу. Рестораны и бары либо закрыты, либо работают в режиме «на вынос». Походы в спортзал и оффлайн шоппинг откладываются.

Есть два типа объектов, в которых допускается хоть какое-то скопление людей — магазины и костелы. Выходит в сложившейся ситуации, остается только есть и молиться..

Желаю не болеть и вскоре вновь путешествовать куда и когда захочется.
Сидишь взаперти, наблюдаешь за прохожими проплывающими по улице словно брошенные в ручей цветы. Среди них: и взрослые, и дети, и мамочки с коляской и выгуливающие собак, и бегуны и велосипедисты. Воля-неволей задумываешься, а что если черт не так уж страшен как его малюют..

Но стоит почитать не штампованные медиа ресурсы, а рассказы обычных людей, находящихся в эпицентре, послушать их истории, то реальность восстаёт из затуманенного иллюзиями разума и предстаёт в своей лядовитой красе.

На днях по городу колесила полицейская машина и через запись в аудиоколонке призывала аж на двух языках — польском и английском, оставаться дома. Поначалу подумала это месса в костёле, но присмотревшись и прислушавшись мурашки пробежали по коже из-за ассоциации с военным положением.

Следует отметить, что улицы не преминули опустеть и даже солнышко не выманило гулён наружу в былом количестве. Людей совсем мало. А мне впервые за более чем недельное заточение страсть как захотелось прыгнуть на вел и помчаться вдоль соснового бора и неторопливо плещущейся Балтики навстречу пригревающему солнышку и прохладному ветерку. Вот только, стоит ли?
Бывает случается непредвиденное и изоляция вмиг идёт куда подальше..

Побывала в воеводском госпитале Гданьска. Любопытно теперь там всё устроено.

Первичная регистрация происходит в шатре. Приём ведёт медработник в биозащитном костюме, точно как в фильме «Заражение». Собирает дежурную информацию с уклоном на загранпоездки и контакты с инфицированными. Просит предьявить грудную клетку и целится в неё пирометром — прибором для бесконтактного измерения температуры. По его данным у меня 37,4. Это значит я потенциально опасна и мне угрожает направление в инфекционный сектор. Я в ужасе — да как же так, чувствую себя хорошо!? Перемерят — 37,2. При условии что одену маску, могу идти по здоровому пути. Ощущение такое, точно перед вратами в ад и рай оказалась.

Дальше все прошло легко и быстро. Необходимая помощь была оказана. Через полтара часа была дома. Перемерила температуру своим градусником — 36,6.
До объявления тотального локдауна мы успели преодолеть порядка пятиста километров, чтобы погостить в городе гномов, мостов и церквей — Вроцлаве. А если навесить ярлык, то — Северной Венеции.

Город впечатлил оригинальностью архитектуры, причём как с хорошей, так и грустной стороны. Первое — это потрясающие, порой роскошные фасады, а второе — аварийные, порой разваливающиеся здания.

По количеству торговых центров, культурных объектов, кафе и ресторанов показалось, что Вроцлав на ступень выше Гданьска. С другой стороны вроцлавское количество бомжей и маргинальных элементов Гданьску и не снилось. Эти города соперничали за звание культурной столицы Европы в 2016, благодаря чему в них появилось много нового и креативного. На последнем этапе конкурса Вроцлав победил.

Классная тема с гномами. Оживляет прогулки по городу, развивает внимательность и пробуждает азарт. А уж для детей радость-то какая! Вместо устали, скучно, хотим на площадку — стремление отыскать очередное фантастическое существо. Гданьск идею миниатюрных скульптурок с символом города у Вроцлава перенял и теперь, в меру возможностей, множит львов.

Побывали не везде, где планировали — простуда внесла свои коррективы. Зоопарк, аквапарк и гидрополис остались неизведанными, а вот железнодорожный макет Колейково, ориентированный больше на детей, понравился даже взрослым.

С заведениями сложилось удачно — впервые в Польше поели вкусные суши в Sushi Corner. Итальянский ресторанчик Vivere Italiano оставил приятное впечатление. Но может всё дело в сицилийском вине.. таком насыщенном, ароматном и пьянящем.

В общем, во Вроцлаве быть!
О мечтах и машинах

Мечтой моей юности было приобретение собственного автомобиля. Я фанатично носилась с ней, пока не осуществила.

Для прошлой версии меня, машина была чем-то бо́льшим, чем просто средство передвижения. Я недоумевала как можно ездить на метро, равнодушно, а тем более негативно относиться к четырём колёсам и не стремиться их заполучить.

Постепенно пришло осознание, что владение автомобилем дело хлопотное: регистрация, страховка, техобслуживание, заправка, мытьё, парковка и, в случае чего, ремонт. Пока жила в мегаполисе и активно по нему перемещалась — это того стоило. А вот в небольшом городе, где вся необходимая инфраструктура в пешей доступности, есть обширная система велодорожек и хорошо развит общественный транспорт, смысла в личном авто мало.

К тому же, существуют Убер и аналоги. Невысокие тарифы, скорость подачи и простота вызова — сиди себе сзади, город разглядывай. Минус, если водитель неадекватный или машина небезопасная, ещё минусее если и то и другое. Однозначный плюс, нет мороки с парковкой.

Ну а если мне вздумается усесться за руль, то название решению — каршеринг.

В Польше сервисы поминутной аренды авто стремительно развиваются. Гданьск стартанул с Traficar. За ним MiiMove, Panek Car-sharing, Omni, 4mobility, может ещё кто-то, я уже не отслеживаю.

Как это работает?

Устанавливаешь приложение на смартфон, регистрируешься, прикрепляешь банковскую карту и проходишь идентификацию. Когда профиль активирован, а машина найдена, остаётся лишь просканировать код и доступ к автомобилю получен. В бардачке лежат ключи и карточка для заправки, на случай, если по дороге закончится бензин. Всё чаще шеринговыми становятся электромобили.

Свою сбывшуюся мечту я переросла и теперь с тем же ощущением чего-то бо́льшего, гоняю на велосипеде.
О победе

Именно 9 мая 1945 года в 01:01 по московскому времени в берлинской штаб-квартире заместителя главнокомандующего Вооруженными Силами СССР маршала Георгия Жукова была подписана безоговорочная капитуляция Третьего рейха.

Однако в то же самое время стрелки часов на западе Европы показывали 23:01, а страница календаря дату 8 мая.

Так два часовых пояса и политические амбиции победителей разделили одно событие.