Радио Сингапур
274 members
161 photos
2 videos
5 files
3 links
«Скатерть вам под жопу». О жизни русского семейства в Сингапуре. Бытовые особенности, еда, шопинг, ребенок, интерфейсы, дизайнишко кой-какой, архитектурка, язык и речь.
Download Telegram
to view and join the conversation
Здравствуйте, дорогие радиослушатели.
Здесь в Сингапуре я была удивлена отзывчивостью русского сообщества. Серьезно, без иронии. В кратчайшие сроки можно найти все, что угодно: русскую маникюршу (выгодно отличается от местных тем, что стерилизует инструменты), русских поваров с пельменями и квашеной капустой, русскую доставку гречки и детских творожков, русскую рубаху-вышиванку для ребенка трех лет, а также русского лысого черта. Удивительно, что это удивляло меня после примерно двадцати раз перечитывай грустного и веселого романа “Иностранка” Довлатова (все про нас).
Поначалу к русскому сообществу я относилась с подозрением, мне ошибочно казалось, что оно состоит преимущественно из богатых жен-бездельниц. Есть, разумеется, и такие, но мне вполне легко удалось найти приятнейшие компании, которые легко представить себе и в Москве: разработчики, дизайнеры, архитекторы, специалист по каллиграфии (!). Конечно, это жизнь в пузыре. Но как я уже писала ранее, Азия — не та часть света, где местные жители будут привечать иностранцев (открытым остается вопрос, существуют ли такие части света вообще). Так что в какой-то момент мой богемный пузырь стал меня вполне устраивать.
Здравствуйте, дорогие радиослушатели.
Читая очередной краеведческий опус, выяснила, что в главной местной колониальной гостинице — Raffles Hotel — останавливался небезызвестный британский писатель и драматург Сомерсет Моэм. Признаться, я никогда не увлекалась его творчеством, но узнав, что он был большой любитель накатить в Лонг Баре (Long Bar) сингапур-слинг (знаменитый местный коктейль), сразу проявила интерес (действительно, какие ещё могут быть поводы). Оказывается, к двадцатым годам Моэм насколько разбогател на своих пьесах, что мог позволить себе путешествовать по отдаленным колониям Британской империи и писать путевые заметки. Я с удовольствием прочитала серию эссе “На китайской ширме” и роман “Узорный покров”, описывающий жизнь в колониальном Гонконге в двадцатые года двадцатого столетия. Роман был экранизирован (с Эдвардом Нортоном). Мы с Пашей ходим в кино в среднем раз в полгода. Каким-то удивительным образом несколько лет назад мы попали на эту ленту. Сейчас, после прочтения романа, я её пересмотрела — открылось множество деталей. Самое главное, что я вынесла из этих произведений: отношение белых колонизаторов к местному населению за сто лет не изменилось примерно вообще. Белые не хотят, не могут и не считают нужным общаться и устанавливать связи с китайцами. Сквозит даже некоторое презрение. Те белые, которые учат местный язык и увлекаются культурой, выглядят чудаками. Например, среди моих местных знакомых всего одна (одна!) девушка учит китайский язык.
Здравствуйте, дорогие радиослушатели.
Среди родителей в нашем детском саду я общаюсь в одним-единственным папой, китайским. Это не очень нетипичный китаец — болтливый и дружелюбный. Мы пересекаемся несколько раз в неделю, когда забираем детей. На днях мы обменялись телефонами для общения в вацапе (это не то, что вы подумали, мои маленькие засранцы). Так вот, когда я диктовала свой номер, я вызвала буйный восторг моего знакомого. Почему? Мой сингапурский номер — 9868 8862. По китайским меркам — это очень-очень счастливый номер. Все цифры в нем — четные, кроме одной, при этом нет несчастливой четверки. А уж восьмерка — вообще число волшебное и сакральное (у зданий часто делают восьмиугольные крыши, возьмиугольник — частый элемент декора, даже однодолларовая монета имеет восьмиугольную выемку). Вот какая я везучая!
Как вы, наверное, знаете, дорогие радиослушатели, мы вернулись на родину. Так что можете потихоньку отписываться. А я пока опубликую пару ретроспективных ростов и кое-что из архивчика, что не успела опубликовать.

Итак, мы дома уже две недели. Многое забыто, привычки перепрошились, кое-какие паттерны поломались. Я внимательно наблюдаю за своими ощущениями, и вот что бросилось мне в глаза за это время.

Культура тела
Я точно буду скучать по азиатской культуре тела, когда к каждому педикюру обязательно сделают массаж ног, а к каждому салонному уходу за волосами обязательно сделают массаж головы. Кажется, если бы у русских мастеров спа была бы возможность делать процедуры пинцетом, они бы ей обязательно воспользовались.

Выбоины на дорогах
Машины на них так высоко и неожиданно подпрыгивают!

Искренние улыбки коллег
Целый год я общалась только с обслуживающим персоналом, который улыбался мне за деньги, или с новыми людьми, которые были дружелюбны, как бывают дружелюбны люди в самом начале знакомства. Я забыла, как искренни могут быть улыбки коллег и старых друзей.

Комары на 28 этаже новостройки
На третьем этаже дома во влажном и жарком экваториальном климате их было меньше, а вернее почти совсем и не было.

Сухость кожи
Из-за катастрофического недостатка влаги в воздухе за один день я превратилась из прекрасной принцессы в урюк.

Дешевизна прекрасных овощей и фруктов
Огурцы со вкусом огурцов! Помидоры пахнут помидорами! Ура, больше не надо давиться привезённым за много тысяч километров пенопластом под видом свежих овощей. И все за три копейки.

Отсутствие такси стэндов
Это за грехи наши. Если к самой службе вызова такси претензий нет (много лучше и дисциплинированней, чем в Сингапуре), то чтобы отыскать машину для посадки либо же комфортно высадиться, надо встать на голову.

Запах города летом
Не еды, не благовоний, а именно города, неповторимый, сложный, полный воспоминаний и надежд запах лета.

Грязные машины
Они просто грязные, я отвыкла.

Москва очень зелёная
Я с таким восхищением рассказывала гостям Сингапура о тамошней государственной программе озеленения города «Город-сад», а Москва-то не хуже. Например, в Москве полно узких улочек, усаженных деревьями с двух сторон так, что их кроны сплетаются над проезжей частью, образуя тень. На экваторе такого нет.

Сквозняки
Кажется, это единственная часть света, где они есть. Таксисты волнуются, не продует ли меня. Воспитатели в детских садах уверяют, что помещения проветриваются, лишь когда дети на прогулке.

Сила местного сообщества
В Сингапуре я уверовала в силу местных сообществ. В локальной группе фейсбука можно было получить совет и рекомендацию по любому вопросу. В местном чатике жилого комплекса меня уже трижды проигнорировали с одним нехитрым вопросом (задавала его разными словами).

Надо платить чаевые
10%! Наличкой!

Наши сакрализации
Сразу столкнулась с целым рядом сакрализаций: мороженое, холодное питье, сквозняки опасны, продукты в детских садах надо сдавать на пробы в санпин, перед регистрацией в саду надо обойти полдюжины докторов, в бассейн надо принести справку про глистов. Как, как, как мы прожили год, поклав на это все? Как другие нации живут столетиями, поклав на это все?
При этом вспоминаю китайские сакрализации и страхи, казавшиеся абсурдными: магия чисел, ротовирусная инфекция, повсеместное снимание обуви. И на этом фоне давно привычные, родные сакрализации предстают в совсем ином свете.

А в целом, конечно, хорошо в краю родном.
Поздравляю вас, дорогие радиослушатели, с победой русской футбольной сборной над испанцами.

Событие, безусловно, отрадное, не не покидает иррациональное опасение, что за каждый удачно забитый для отвода глаз пенальти нам будут ещё под годику до пенсионного возраста накидывать. (Вот я уже как настоящий блогер отрабатываю информационные поводы, тьфу).

Ну да раз пришлось к слову, расскажу о пенсии в Сингапуре. Итак, в Сингапуре пенсии нет. Вообще никакой, совсем. Налоги из зарплаты отчисляются на государственную ипотеку, здравоохранение и лысого черта, но только не на пенсию. Её не существует как сущности. Можно купить себе пенсию в международной страховой компании: отчислять в течение какого-то времени (немалые) деньги туда, а потом после означенного возраста получать регулярные выплаты. Но это чисто коммерческая инициатива. А чтобы на уровне государства — нет, нет такого.

Как же выживают старики?

Во-первых, вспоминаем мать-тигрицу. Китайские дети кругом должны китайским родителям. Бросить родителей в старости невозможно и немыслимо, никто так не делает, никаких исключений.

Во-вторых, в китайской культуре слабость и даже увечья — это не только, гхм, нежелательно, это _стыдно_. Поэтому люди работают долго. Это с одной стороны, а с другой стороны, общество поощряет занятость людей почтенного возраста. Паша рассказывает, что для офисных сотрудников есть термин что-то типа “место у окна”. То есть удобное место для сотрудника, который в сущности уже отработал свое, то есть фактически если и может приносить пользу компании, то очень ограниченную, и теперь просто приходит в офис, чтобы просто отсидеть рабочий день.

В сфере услуг — та же ситуация. Например, уборщиками в общественных местах часто работают очень-очень пожилые люди. Мне сложно оценить, но я сказала бы, что за семьдесят. Конечно, работать им непросто и получается у них все очень медленно. При этом понятий жалость и сострадание в китайской культуре нет. Зато есть долг. И если долг отдавать некому (например, человек бездетный, без семьи), то такие люди обеспечивают себя самостоятельно до самой смерти.
Доброе утро, дорогие радиослушатели.

Как можно сделать вывод из моих многочисленных рассказов о жизни в Сингапуре с ребенком, в Россию мы привезли трилингву. Трилингву, Карл! Практически без усилий со стороны родителей. Ребенок трех с половиной лет прекрасно говорит по-русски, человекопонятно изъясняется на английском (ну на уровне 6-7 класса средней школы, я бы сказала), а также понимает и говорит по-китайски (уровень не могу оценить). Очевидно, без дополнительных усилий со стороны родителей очень скоро эти богатства будут растеряны.

Когда Севик только погружался в англоязычную среду, Паша купил Алексу (голосовой помощник-колонка от Amazon), и они вдвоем начали дрессировать её командами в духе “Alexa, switch on Christmas lights”. Выглядело это очень уморительно.

По возвращении в Москву, мы купили робот-пылесос Xiaomi Mi. Всем прекрасно это устройство кроме того, что у у него есть одна единственная локаль интерфейса — китайская. И ещё он сопровождает свои действия голосовыми комментариями. Можно предположить, что это комментарии в духе “Начинаю уборку”, “Резервуар переполнен” или “Не могу обойти препятствие”. Но это лишь мои догадки. А вчера пылесос, возвращаясь на базу после очередной уборки, с чистой совестью оповестил нас о том, что работа выполнена. По-китайски, разумеется. Мы у Севика спрашиваем, что, мол, пылесос-то сказал. А Севик отвечает. Он сказал “Я наелся, больше есть не буду”. Возможно ли, что такая поэтичная конструкция зашита в глупую машину? Вполне! Наелся мусора и пыли, нуачо. А также весьма вероятно это китайское иносказание, каких в китайском языке в целом немало. Например, слово “хорошо” (好, хао) — это “женщина+ребенок”. Женщина с ребенком по-китайски — это хорошо. Также и тут: пыль собрана = я наелся пыли. Пылесос — достойный собеседник для моего сына на первое время, я считаю.
Добрый день, дорогие радиослушатели!

Вернувшись в Москву я невольно стала обращать внимание на магию чисел (как китайцы). И снова на примере телефонного номера.

На днях в киноленте "Лето" Кирилла Серебренникова увидела кадр, где героиня оставляет свой номер телефона Виктору Цою. Что же это за номер? 212 85 06, разумеется.

Так вот, мой русский номер, с которым я живу последние десять лет отличается от этого всего на две цифры — 2** 85 06. Магия!
Здравствуйте, дорогие радиослушатели!

Первые недели жизни в Сингапуре я страдала от казавшейся мне тогда полной социальной изоляции. Потом я начала страдать от вынужденной жизни в экспатском пузыре. Я уже писала, что китайское общество очень плотное, а китайская культура очень далекая, и интеграция в культуру и общество очень сложна, если вообще возможна. Потом я смирилась с жизнью в пузыре. Потом увидела в этом преимущества и начала получать удовольствие.

Вернувшись в Москву, я осознала, что я вернулась не в Россию и не в русскую культуру. Я просто переехала из одного пузыря в другой. Мой любимый московский пузырь! Пузырь, в котором все можно заказать через интернет, пузырь с элегантными ресторанами, музеями и шоу-румами, пузырь с разговорами в пределах четко очерченного круга тем между людьми ограниченного количества профессий с определенным уровнем образования и дохода.

Отсюда грустный вывод. Я не в состоянии интегрироваться даже в культуру собственной родной страны. Поэтому можно перестать утешать себя иллюзией интеграции в новую культуру и посмотреть правде в глаза на тему того, что переезд в другую страну — это просто так или иначе смена пузырей.
Здравствуйте, дорогие радиослушатели!

В какой-то момент мы с Пашей устали упражняться в остроумии на тему того, как сингапурцы любят поесть. Еда в Сингапуре — это культ, спорт, религия и первейший приоритет. И действительность ещё смешнее, чем мы можем себе вообразить.

В 1985 году конструкторское бюро сингапурского подразделения Philips выпустило на рынок радио и кассетный проигрыватель Le Cube. Вот он.

С точки зрения позиционирования на рынке это должна была быть “пляжная модель”: яркий дизайн, прочный корпус, работа от батареек и, внимание, фанфары, специальное отделение для напитков. Да, прямо в кассетном проигрывателе.

Сегодня Le Cube — это, конечно, винтаж. Его можно купить на барахолке примерно за 20 тыр.
Известно, что бережливость — одна из традиционных китайских добродетелей, наряду с трудолюбием и дисциплиной. Расскажу об удивительном примере проявления это национальной черты.

В отделе посуды и кухонной утвари увидела однажды такую штуку. Это винтажные лоточки для домашней еды. Не винтаж даже, а стилизация под тридцатилетнюю давность. В сущности — три эмалированные кастрюльки и ручка-крепление для них. В нижнюю кастрюльку наливали горячее блюда, во ту, что в серединке — второе, ну а сверху — компот, надо полагать.

Лоточки эти со временем эволюционировали в смысле технологии материалов и дизайна, но тем не менее сегодня их можно купить в большом ассортименте и популярности своей они не теряют.

Огромное количество китайцев всех уровней достатка предпочитают носить с собой на работу домашнюю еду в целях экономии.

Напоминаю, что огромная порция традиционной китайской еды на фуд-корте в одном из самых дорогих городов мира, Сингапуре, стоит 3-4-5 сингапурских долларов (120—200 рублей.)

Я назвала это посуду памятником китайской прижимистости.
На днях Сингапур отпраздновал свой очередной день рождения — день, когда была обретена независимость от Малайзии. Традиционно в этот день в городе устраивают масштабные гуляния, и центральное событие этих гуляний — большой военный парад, с техникой, оркестрами и маршами. По этому поводу расскажу про сингапурскую армию.

О том, почему она появилась и как сформировалась, рассказывает первая глава книги премьер-министра Сингапура Ли Куан Ю “История Сингапура. Из третьего мира в первый”.

Повествование открывается датой обретения Сингапуром независимости от Малайзии. К этому моменту Ли Куан Ю уже несколько лет фактически стоял во главе страны, он был лидером Партии Народного Действия, которая имела большинство в тогдашнем парламенте. Эта партия держится у власти до сих пор.

Итак, Сингапур обретает независимость в 1953 году. За что первым делом берется лидер страны? Не экономика, не международная политика, не социальная сфера. Ли Куан Ю начинает собирать армию! Первым делом — обеспечить безопасность (на этом месте уровень скептицизма по поводу бряцания оружием в моей стране резко упал). В это же время Великобритания собирается покинуть свою бывшую колонию и, как следствие, вывести оттуда свои войска. А маленький, слабый и бедный Сингапур видит всюду угрозу — и от Малайзии, и от Индонезии, и с материка. Казалось бы, кому ты нужен, неуловимый Джо?.. Но Сингапур так не думает. В сингапурских домах стандартом де факто до сих пор являются бомбоубежища в каждой квартире. Ненуачо, вдруг Малайзия надумает напасть? Бомбоубежища используются в основном как комната для прислуги. Итак, Ли Куан Ю собирает армию.

Однако, обеспечение безопасности не только и не столько ради безопасности граждан и страны, сколько для того, чтобы продемонстрировать миру, что в Сингапуре безопасно жить и работать, а значит, можно привлекать иностранный капитал.

Главная забота — обеспечение безопасности, поскольку без этого мы не смогли бы привлечь инвестиции, в которых нуждались гораздо больше, чем в помощи.

Привлечение иностранного капитала — главнейшая цель Ли Куан Ю, и многие его действия направлены именно на достижение этой цели. То есть при построении нового государства он полагался не на умы сингапурцев, а лишь на их дешевую рабочую силу, тогда как капитал и идеи собирался импортировать с запада.

Но вернемся к построению армии. Общество многонациональное, нет ни единой культуры, ни единого языка, ни единого вероисповедания (никаких тебе скреп духовных). 70% китайцы, 7% — индийцы, 7% — малайцы и все остальные по мелочи. Каждое из этих меньшинств живет своим довольно-таки закрытым сообществом и интегрироваться с соседями не торопится. На этом фоне Ли Куан Ю начинает массированные PR-кампании (как среди новобранцев, так и среди их матерей), представляющие службу в армии в благородном свете.

В армии соблюдаются все религиозные обряды: буддистов, индусов, мусульман, сикхов, христиан, зороастрийцев, — уважаются все табу и запреты в отношении питания у мусульман и индусов. Является ли отец военнослужащего министром, банкиром, служащим, чернорабочим, таксистом или лоточником, — его положение в армии зависит только от его личных результатов.
Но построить армию — не такое-то простое дело. Нужно закупить технику, сформировать и обучить личный состав. Сделать это самостоятельно Сингапурцы не могли — знаний не хватало, тк на протяжении предыдущих 150 лет этим для них занимались британцы. Тогда Ли Куан Ю пошел по соседям челом бить и просить выдать ему напрокат военных специалистов и военачальников, чтобы те помогли выстроить армейские процессы и прочее. Никто особо не соглашался. Потом что узнай Малайзия или Индонезия о том, что та или иная страна помогает Сингапуру обеспечить безопасность, появится ненужное этой стране внешнеполитическое напряжение. Наконец, Ли Куан Ю нашел тех, кто готов был помочь Сингапуру построить армию. Угадайте, кто. Израиль. Угадайте, за какую мзду. По договоренности Израиль обещал направить в Сингапур военных специалистов, а Сингапур в свою очередь, должен был признать независимость государства Израиль (на тот момент его не признавал более или менее никто). Итак Израиль выполняет свою часть договора, а Сингапур, фанфары, делает покер фейс и бочком-бочком, моя-хата-с-краю, не признает независимость Израиля в оговоренные сроки. Лишь просрочив несколько лет, Сингапур позволяет Израилю открыть на своей территории торговое представительство, а ещё через несколько лет — и посольство.

На этом месте, отложив в изумлении книгу, я долго думала о том, как мало я знаю о жизни вообще и о ведении политики в частности.

Служба в сингапурской армии — два года. В первые годы становления армии офицеров отправляли получать профильное образование в университеты Великобритании и США, а также не обижали зарплатой.

Итого, с самого основания Сингапура служба в армии для всех граждан и держателей вида на жительство (permanent resident) является обязательной без единого исключения.

Есть городская легенда, что от том, что одному мужчине все же удалось отсрочить эту службу. Это был спортсмен, готовившийся в Олимпиаде и подавший надежды на завоевание медали в своем виде спорта. После Олимпиады он все же прошел службу в армии.

Итак, строжайшая воинская дисциплина и всеобщая воинская повинность во имя безопасности иностранных инвесторов — вот первый шаг, сделанный на пути Сингапурского экономического чуда.
Здравствуйте, дорогие радиослушатели.

В недолгой истории Сингапура есть малоизвестная и неоднозначная страница. В течение нескольких лет правящая партия проводила социальную политику, которую сегодня назвали бы евгеникой. Да её, собственно, и в семидесятых годах, когда она проводилась, так и называли, чего уж.

Начиналось все невинно. В какой-то момент одиозный премьер-министр Сингапура, находившийся у власти почти сорок лет, Ли Куан Ю обратил внимание на всевозрастающее число образованных незамужних девушек. Знакомая ситуация, да? Не то что бы он так уж сопереживал одиноким судьбам сильных независимых китайских женщин. Он по больше степени тревожился о том, чтобы сингапурская нация в целом была образованной. А по его разумению, если у матери нет высшего образования, то вероятность того, что образование получат её дети, драматически падает. Я, кстати, согласна, хехе. Поначалу мне эта мысль казалась странноватой, но теперь, когда я узнала про практические методы китайского воспитания и про то, кто такие матери-тигрицы, мне так не кажется.

Приведу несколько цитат из книги “История Сингапура: из третьего мира в первый”.

«Если наши мужчины-выпускники высших учебных заведений хотят, чтобы их дети преуспевали в жизни как и они, то было бы очень глупо с их стороны выбирать себе в жены менее образованных и менее интеллектуально развитых женщин.»

«Наши наиболее способные женщины не выходили замуж и, следовательно, не воспроизводили себя в следующем поколении. Это вело к серьёзным последствиям. Наши лучшие женщины не воспроизводили себя, потому что мужчины их образовательного уровня не хотели на них жениться.»

«Азиатский мужчина, будь-то китаец, индус или малаец, предпочитает жену с более низким уровнем образования, чем у него самого. В 1983 году только 30% мужчин с высшим
образованием были женаты на женщинах с высшим образованием.»

«Это было ошибкой и мужчин, получивших образование, и их матерей. Не получившие образования матери предпочитали невесток без высшего образования, с которыми, как они считали, им было бы легче поладить. Наиболее трудно было стереть предубеждение, согласно которому мужчина, который не был главным кормильцем семьи и главой домашнего хозяйства, был достоин сожаления и осмеяния. Этот предрассудок бытовал среди китайцев, еще больше – среди индусов, а больше всего — среди малайцев.»

В целом, это ожидаемая, хоть и печальная тенденция. Но даже в этом деликатном вопросе Ли Куан Ю сидеть сложа руки не станет! В китайской культуре нет понятия личного пространства, поэтому государство, немало не стесняясь, залезает в постель к своим гражданам.

Продолжать и дальше закрывать глаза на эту проблему было нельзя.

— Я обосновывал свои взгляды путем обнародования анализа статистических данных за последние несколько лет об образовательном уровне родителей учеников в возрасте 12, 16 и 18 лет, которые входили в число 10% лучших студентов по результатам экзаменов. Эти цифры не оставляли никакого сомнения в том, что решающим фактором, определявшим успехи детей в учебе, было наличие высокообразованных родителей, — пишет нам Ли Куан Ю.

Ещё одна цитата:
«Либеральные западные авторы и комментаторы высмеивали мое невежество и предрассудки.»

Либеральные западные авторы просто не знали, как воспитывают своих детей матери-тигрицы и к каким головокружительным результатам это приводит, а то им было бы не до смеха. По крайней мере, теперь-то уж точно. Насколько мне известно (источник информации — ОБС), американские вузы чуть ли не вводят квоты на места для китайцев, потому что без этих квот белым не досталось бы мест вовсе (я уж не говорю про латиносов и черных — это не толерантный канал, я предупреждала).

Итак, барабанная дробь, что же сделал Ли Куан Ю? В ход пошло несколько мер.
В 60-х годах после окончания второй мировой войны в Сингапуре наблюдался демографический взрыв. На фоне обретения независимости от Малайзии и ухода Великобритании из своих колоний (а значит, потери безопасности и помощи) Сингапур начал очковать, что не сможет вновь народившихся граждан трудоустроить. На тот момент привлечений иностранного капитала и создание рабочих мест было в зачаточном состоянии и гарантировать последующий успех этих мероприятий было невозможно. Поэтому придумали политику “Остановитесь на двух детях”. Однако, распространялась она лишь на матерей без высшего образования. В чем она заключалась. При рождении третьего ребенка:
* Приоритет семьи в очереди на социальное жилье существенно понижался
* Более дорогие роды (а роды в Сингапуре всегда были платными)
* Третий ребенок не покрывается медицинской страховкой, все здравоохранение для него будет только за наличные деньги
* Низкий приоритет зачисления ребенку в школу (если только мать не предоставит справку о стерилизации или диплом о высшем образовании)
* Нет налоговых вычетов за третьего ребенка
Пишу это, и волосы на голове шевелятся.

Политика эта сработала, прирост населения драматически упал. Проблема превратилась в ровно противоположную — теперь надо было стимулировать рождаемость. Но хитрый Ли Куан Ю не хотел стимулировать абы кого, он хотел, чтобы больше рожали образованные женщины.

В 1984 году решили предоставить матерям с высшим образованием, которые родили третьего ребенка, приоритет в выборе лучших школ для всех троих детей, что являлось целью для всех родителей.

Аххахха, целью всех КИТАЙСКИХ родителей, разумеется. Однако, сюрприз. Женщины с высшим образованием считали для себя неудобным пользоваться этой привилегией, поэтому эту меру вскоре отменили. Аплодирую матерям-тигрицам, стоя.

Ну а в целом, конечно, хочется плеваться ядом. Вот умница-китаянка, комсомолка, спортсменка, красавица, вкладывает невероятное количество усилий в то, чтобы блестяще закончить вуз, защитить научную работу, получить престижную профессию и, сюрприз, идет рожать троих детей. Так что ли?

К концу восьмидесятых всю эту марохайку с агрессивным контролем рождаемости постепенно прикрыли, не без влияния западной прессы, конечно. Но факт остается фактом — в Сингапуре проводились неоднозначные меры по улучшению нации.